1На протяжении всей истории человеческой мысли религия противостояла науке.

С самого начала люди разделились на две большие группы: к первой принадлежат все те, кто при объяснении мира полагается исключительно на познающий его человеческий разум; ко второй — мистики и церковники, которые признают существование сверхчеловеческих сил и прибегают к чисто субъективным актам веры.

Наиболее последовательные и принципиальные представители первой группы — это материалисты, атеисты. Ко второй относятся приверженцы различных форм идеализма.

Первые греческие мыслители, пытавшиеся постигнуть тайны вещей, говорили на языке материализма. Подтверждением этому служат многочисленные сочинения первого периода развития эллинской мысли. Правда, они были ближе скорее к мифологии, чем к собственно философии. Фалес, Анаксимен, Анаксимандр были основными творцами таких поэтических мифов, в которых происхождение вещей они объясняли, исходя из первичных элементов, или «начал».

Фалес, Анаксимандр и Анаксимен (VI век до н. э.) — древнегреческие материалисты и разносторонние ученые. Они впервые противопоставили религиозным традициям разумное познание единой материальной вселенной. Орфики (VI век до н э) — последователи религиозно-мистического учения

Согласно учению Фалеса из Милета таким началом, из которого в процессе последовательных изменений возникло все остальное, была вода. Из облака выпадает живительный дождь, который, соединяясь с телом необъятной природы, питает все ростки жизни. В брачном союзе небо овладевает землей, порождает злаки и стада. По Анаксимену, таким началом был воздух, или эфир,— неопределенная имманентная сила, которая приводит в движение первоначальный хаос, однородную материю, откуда путем разделения происходит все существующее.

1

Согласно орфикам, мир возник благодаря Любви — самому прекрасному из того, что вечно, Любви, этой силе природы, которая укрощает сердца людей и богов. Другие же, например Эмпедокл, считали, что все произошло в результате борьбы и войны, являющейся матерью и владычицей всего сущего.

Позднее па смену блестящему эллинскому воображению пришло абстрактное мышление. Появились философы, которые для объяснения вселенной обратились к силе разума. Левкипп и Демокрит были одними из первых греческих философов, последовательно отстаивавших материализм. Оки утверждали, что мир состоит из очень маленьких материальных частиц, которые они назвали атомами. Соединение атомов различными способами и их разъединение определяют возникновение и уничтожение всех вещей в природе. Сначала возникают материальные тела, а затем сознание, душа, которая также состоит из атомов, самых легких, самых подвижных, самых «тонких».

Смерть — это результат разъедавшая атомов. Боги, так же как и простые смертные, состоят из атомов. Они не вмешиваются в процессы, происходящие в мире, где все подчинено строгому детерминизму.

1Основываясь на этой материалистической концепции, великий последователь Демокрита Эпикур еще за три века до нашей эры проповедовал этическое учение, которое в те времена пользовалось в Греции и Риме громадным успехом.

Цель философии Эпикура — утверждение счастья человека на земле. Что же касается физики Демокрита, то Эпикур использовал ее для того, чтобы дать своей этике прочное обоснование. В действительности, говорил Эникур, счастье людей омрачается страхом перед ботами и страхом смерти. Душа смертна, поскольку она состоит из атомов, которые со временем разъединяются.

Следовательно, смерти нечего бояться, так как она — чистое ничто и после нее с человеком ничего не бывает.

Кроме того, боги, которые, согласно Эпикуру, также смертны, никогда не участвовали в создании мира, ибо мир вечен; они никогда не занимались тем, что происходит в мире — они этого даже не знают. Стоит ли так бояться, если практически они для нас вовсе не существуют?

Освободившись от страха перед смертью и от еще более губительного страха, внушаемого религией, человек может быть счастлив, живя разумом.

Этика Эпикура рекомендует наслаждаться жизнью, благами материального мира во всей их полноте, но соблюдая при этом умеренность. Счастье мудрого человека дополняется той дружбой, которая должна объединять его со всеми, кто освободился, как в он, от веры в возможность ужасных кар, которыми религия запугивает человека.

Этика Эпикура долгое время пленяла широкий круг передовых людей в Греции и Риме; воспоминание о саде, где философ беседовал со своими учениками, было использовано «смиренным безбожником» Анатолем Франсом в одном из его произведений. Просвещенные умы и поныне восхищаются замечательной поэмой, посвященной римским поэтом Лукрецием прославлению системы Эпикура, которого он считал величайшим благодетелем человечества.

Со своей стороны, физики XX века вслед за физиками XIX века заимствовали у Демокрита положение о том, что материя делима не до бесконечности.

1Английский ученый Дальтон подвел под атомистическую гипотезу научную базу. Атомистическая теория, принятая современной наукой, лучше всего объясняет внутреннее строение вещества. Поистине это подлинное торжество гениального предвосхищения греческих основоположников материализма!

Полную противоположность взглядам Демокрита и Эпикура представляли учения греческих философов Сократа, Платона и Аристотеля, выдвинувших в V и IV веках до н. э. концепции спиритуализма и идеализма. Эти концепции на протяжении более чем тысячи лет затмевали собой материализм первых эллинских мыслителей.

В то время как Демокрит и его последователи считали, что душа, так же как и тело, состоит из материальных частиц и что мышление является производным от ощущений, то есть от впечатлений, которые душа получает от объектов внешнего мира посредством органов чувств, Платон, напротив, выдвинул идеи чистого идеализма.

По Платону, дух не имеет с телом абсолютно ничего общего. Наряду с обманчивыми ощущениями и чувственными восприятиями существуют общие идеи, вечные образы преходящих вещей. Эти Идеи реально существуют вне материального мира.

Разум — вестник богов, а не отражение вещей — один только и способен обеспечить понимание нами Идей, которые представляют собой не что иное, как законы мысли. Вещи же — это всего-навсего копии Идей.

1Платон утверждает, что добро, прекрасное, истина, мораль не являются идеями, формирующимися в нашем индивидуальном сознании благодаря чувствам и опыту,— это вечные реальности. Тела исчезают, а эти Идеи остаются; они не имеют ничего общего с материей. Материя, по Платону,— это хлам, негодная вещь, стесняющая мысль. Не вещи, не материя вызывает Идеи. Тело — это оковы, чувственный мир — тюрьма для души, место, где она терпит всякие кары. Нужно полностью отделить дух от тела, которое, подобно свинцовому грузу, удерживает пас на земле. Душа чувствует себя изгнанницей в мире чувств. Она старается соединиться с абсолютом, с чистой идеей, которая находится вне мира. Она стремится избежать тюрьмы чувств, тюрьмы тела. Единая и бессмертная, она стремится удалиться от очага зла, которым является материальный мир, чтобы соединиться с высшей идеей — с богом, вечным творцом идей и олицетворением добра.

Идеализм в той форме, в какой он нашел свое выражение у Платона, противопоставлялся материализму Демокрита, а впоследствии Эпикура и его последователей.

Идеалисты считают, что свои идеи мы получаем не благодаря ощущениям: идеи будто бы предшествуют материи, являющейся якобы лишь чем-то неполноценным, каким-то «отбросом». Для материалистов, па оборот, ощущение (модификация тела) предшествует мысли, которая связана с ощущением и возникает через него. Без ощущений, без материального органа — мозга — мышление невозможно.

Идеалистическая концепция Платона и в меньшей степени идеалистическая концепция Аристотеля со времен античности возобладали над философией Демокрита и Эпикура. «Диалектический» Гений Платона, его смелое воображение, блестящее красноречие способствовали успеху его философии. Его влияние особенно возросло после того, как развивающееся христианство восприняло некоторые положения платоновского идеализма, так что первоначальная форма материализма должна была на несколько веков уступить ему место на исторической арене.

Христианство, возникшее из иудаизма пророков и проповеди Христа, было, прежде всего, моралью, которая определяла поведение людей. Ему не хватало философии. Учение Христа было обращено, по его собственному признанию, к самым угнетенным и страдающим. Оно не старалось выяснить происхождение мышления, как это делали проницательные греческие мыслители. Когда в первые века новой эры христианство распространилось в Греции и на Востоке, отцы греческой церкви, стремясь ввести в христианство своего рода философию, заимствовали у Платона его толкование происхождения идей.

Они приспособили «диалектику» Платона и всю его философскую систему к требованиям своей религиозной пропаганды. Они заимствовали у Платона отдельные понятия, например понятие Троицы. Они развили в духе своего учения его взгляды на материю как на причину зла и на тело как на оковы и тюрьму души. Отсюда вытекала идея аскетизма, отречения от земных благ. И вот после того, как император Константин облек католицизм в порфиру, идеализм, рожденный из слияния языческой философии с мечтой сирийского племени о приходе мессии, завоевал мир.

В последний период истории античного мира и в течение средних веков господство католической церкви, ставшей всемогущей, обеспечило преобладание философии идеализма. Так было вплоть до эпохи Возрождения, до XVI столетия. Но уже с этого времени идеи материализма были подхвачены смелыми умами, и многие поплатились за них жизнью. Впоследствии эти идеи непрерывно развивались, по мере того как прогрессировали науки о природе. Мистические концепции платоновской философии и детски наивные легенды «Книги бытия» о происхождении мира материализм заменял все более и более разумным его объяснением. Завязалась борьба, часто беспощадная, между представителями свободной мысли и фанатичными церковниками. Эта борьба продолжается и в наши дни, хотя теперь католическая религия вынуждена признавать многие научные истины и открытия, которые прежде она осуждала как безбожие, как смертный грех.

Мы не будем останавливаться здесь на всех перипетиях этой вековой борьбы. Напомним только, что такие люди, как Монтень, Рабле, Мольер, Гассенди, Сен-Эвремон, отказались следовать доктринам религии. XVII век знал многочисленных вольнодумцев, которые вызвали против себя неистовые атаки Боссюэ; Лабрюйер заклеймил их, посвятив этому целую главу своего сочинения «Характеры или нравы этого века».

В начале XVIII века Фонтенель и Бейль продолжили во Франции традицию свободомыслия. А затем на смену им пришли энциклопедисты, решительно вставшие на сторону открытого и последовательного материализма. Имена энциклопедистов хорошо известны — это Ламетри, Гельвеций, Гольбах; Дидро — самый смелый, самый замечательный представитель этой плеяды.

В XIX и XX веках материализм получил широкое распространение в связи с новыми научными открытиями и практическим применением науки.

Мало-помалу смягчились даже те нападки, которым на протяжении истории материализм подвергался со стороны идеализма и религии.

Быть материалистом, отстаивать идеи атеизма долгое время считалось позорным, унизительным, часто даже преступным. Но времена резко изменились. Масса людей — и среди них множество честных и бескорыстных ученых — отныне встала на сторону тех учений, которые еще недавно рассматривались как позорящие их приверженцев или посягающие на человеческое достоинство.

Каковы же в наше время позиции материализма?

Каким образом обосновывает он свой отказ примкнуть к религии и вообще к идеализму, какую бы форму тот ни принимал?

В состоянии ли материализм дать удовлетворительные ответы на все те многочисленные вопросы из области морали, происхождения вещей или убеждений, которые ставит мышление современного цивилизованного человека?

В следующих статьях мы попытаемся изложить некоторые доводы современного материализма и показать справедливость его стремления руководить умами.